Московская городская коллегия адвокатов «Фомин и партнеры»
г. Москва, Потаповский переулок, дом 14
+7 (499) 340-13-03
+7 (916) 973-28-10
+7 (495) 623-87-49
(тел./факс)

Защита по уголовным делам о мошенничестве

Адвокаты МГКА «Фомин и партнеры» длительное время специализируются на защите по уголовным делам о мошенничестве.

Этот состав преступления своеобразен по своей конструкции, так как содержит такие понятия, как обман и злоупотребление доверием, которые являются оценочными и их применение в уголовном законе зависит, в первую очередь, от правильного установления фактических обстоятельств самого дела.

В случаях, когда потерпевшие считают, что у них посредством обмана или злоупотребления доверием были похищены деньги или имущество, при проверке обстоятельств дела усматривается, что эти лица выдают желаемое за действительное и на самом деле они не потерпевшие, а жертвы своей собственной беспечности.

Для того, чтобы разобраться является ли лицо, которого обвиняют в мошенничестве действительно мошенником или нет, необходимо привлечь к участию в деле профессионального квалифицированного адвоката, который специализируется на защите от обвинения по данной категории уголовных дел.

Мошенничество - хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, совершенное путем обмана или злоупотреблением доверием, является уголовно наказуемым деянием, ответственность за которое присмотрена статьей 159 Уголовного Кодекса РФ, в том числе и в лишения свободы сроком до 10 лет.

Специфика мошенничества состоит в способе его совершения.

В отличие от многих других преступлений, которым присущ физический способ, при мошенничестве способ действий виновного носит информационный характер либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшей стороной.

В качестве способа завладения имуществом или приобретения права на имущество при совершении мошенничества законодатель устанавливает обман или злоупотребление доверием, которые и характеризуют качественные особенности данной формы хищения.

Конечно, обман сам по себе еще не есть изъятие имущества и его обращение в пользу преступника. Однако в составе мошенничества, обман и злоупотребление доверием выступают в роли вспомогательного действия, обеспечивающего выполнение основного действия, и включаются в него.

Основным действием при мошенничестве является процесс изъятия имущества из владения собственника, обусловленный обманом или злоупотреблением доверием со стороны виновного лица. Эти взаимосвязанные акты и составляют признаки объективной стороны мошенничества.

Причем своеобразие данного преступления состоит в том, что с внешней стороны оно проявляется в "добровольном" отчуждении имущества самим собственником и передаче его виновному лицу. Последний, прибегая к обману или злоупотреблению доверием, непосредственно не изымает имущество из чужого владения. Но, фальсифицируя таким путем сознание и волю потерпевшего или злоупотребляя его доверием, мошенник достигает цели безвозмездного обращения переданного ему имущества в свою пользу.

Обман или злоупотребление доверием выступают здесь в качестве внешних форм самого преступного поведения мошенника.

Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена ст.159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

При этом сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности, к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам.

Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

Мошенничество признается оконченным с момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению. Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

Судебная статистика последних лет свидетельствует о том, что состав преступления «мошенничество» образует значительную часть от всех совершаемых в нашей стране противоправных деяний.

Жизнь в нашей стране постоянно развивается, меняется общество, экономика, появляются новые сферы услуг и правоотношений, в которых находятся уязвимые места.

В связи с распространением в последние годы многообразных форм и способов совершения данного вида преступления, законодателем, наряду с общим (основным) составом мошенничества, были введены, так называемые специальные составы, такие как:

Каким же образом можно наиболее эффективно организовать и реализовать наилучшую защиту при обвинении в совершении мошенничества?

Давно известно, что лучшая защита – нападение.

Именно поэтому, в своей работе мы используем активные способы защиты, а не пассивное ожидание того, что может сделать с подзащитным следователь.

Работа адвокатов нашей коллегии нацелена на то, чтобы максимально защитить интересы своих подзащитных, выявить и вскрыть ошибки следствия, связанные с необоснованной и незаконной квалификацией действий наших подзащитных как мошенничества, добиться полного прекращения их уголовного преследования и оправдания, а в иных случаях, добиться переквалификации действий подзащитного на менее тяжкий состав уголовного закона, санкцией которого предусмотрено более мягкое наказание, собрать и приобщить к материалам дела доказательства, позволяющие минимизировать его уголовную ответственность и смягчить наказание, которое ему может быть назначено судом.

При этом, успешно применяя в своей работе активную тактику защиты и накопленные практические знания, а также полученный за годы работы бесценный опыт, адвокаты нашей коллегии не только подбирают нужную и наиболее выгодную позицию защиты и линию поведения, но используют широкий спектр предоставленных защите законом возможностей для собирания и закрепления доказательств, опровергающих выдвинутое обвинение и свидетельствующих о невиновности подзащитного, либо о менее тяжкой форме его вины.

Это относится и к использованию нашими адвокатами специальных познаний ведущих российских экспертов и специалистов, с целью опровержения собранных следствием доказательств (в том числе и заключений экспертов) и выводов органов следствия о виновности подзащитных.

В качестве примера подобной успешной работы адвокатов нашей коллегии можно привести дело С., в отношении которого Одинцовским Следственным Управлением МУ МВД РФ было возбуждено уголовное дело по ч.3, ст.30, ч.4, ст.159.5 УК РФ – покушение на мошенничество в сфере страхования, совершенное в особо крупном размере.

По обстоятельствам дела, С. вменялось в вину то, что при страховании своего имущества: жилого дома и заключении договора страхования, С. сообщил страховой компании заведомо ложные сведения о том, что его дом был восстановлен после произошедшего первого пожара, чего по мнению заявителя - страховой компании и органов следствия, в действительности сделано не было.

По мнению органов предварительного расследования, обратившись впоследствии в страховую компанию с заявлением о произошедшем в его доме пожаре и выплате ему страхового возмещения, С. сообщил в страховую компанию заведомо ложные сведения о наступлении страхового события, поскольку фактически, его дом был уничтожен ранее, еще до заключения договора страхования, в ходе первого пожара, после которого не восстанавливался, следовательно С. совершил мошенничество, путем обмана.

С. вину не признал и пояснил, что после первого пожара, произошедшего в его доме в декабре 2010 г., дом пострадал частично: выгорела крыша и мансарда, а также гараж. После пожара, дом был полностью восстановлен к весне 2011 г., после чего он заключил договор страхования.

Через год, весной 2012 г. он продлил договор страхования еще на один год. А в июне 2012 г., в период нахождения его с семьей в отпуске, от соседа ему стало известно о произошедшем пожаре, В результате второго пожара дом был уничтожен полностью.

Указанные выводы о виновности С. органы предварительного расследования основывали на представленном следствию страховой компанией «Заключении специалиста» по расшифровке снимков аэрокосмической фотосъемки. Согласно выводам данного заключения, после произошедшего в доме С. первого пожара, дом С. якобы не восстанавливался.

По назначению следователя в рамках уголовного дела была проведена пожарно-техническая экспертиза, в ходе которой эксперт, основываясь в том числе на выводах указанного выше «Заключения специалиста», пришел к выводу о том, что в доме С. имел место только один пожар, после которого дом не восстанавливался.

На основании этих доказательств С. было предъявлено обвинение в покушении на совершение мошенничества в сфере страхования, совершенное в особо крупном размере, т.е. по ст.30, ч.3 и ст.159.5, ч.4 УК РФ.

Не согласившись с выводами указанной пожарно-технической экспертизы и «Заключения специалиста», выполненного по заказу страховой компании, адвокат осуществлявший защиту С., обратился за консультацией в экспертную организацию, предоставив в их распоряжение заключение пожарно-технической экспертизы и материалы проведенных органами МЧС проверок по фактам двух пожаров в доме С.

Изучив представленные адвокатом документы, эксперт подготовил «Заключение специалиста», в котором указал на необоснованность и противоречивость выводов государственного эксперта о том, что в доме С. имел место только один пожар. Исходя из представленных документов специалист сделал мотивированный вывод о том, что в доме в разное время произошло два пожара.

Указанное «Заключение специалиста» было приобщено по ходатайству защитника к материалам уголовного дела.

Также, по ходатайству защитника, эксперт, подготовивший по запросу адвоката «Заключение специалиста», был допрошен следователем в качестве специалиста, и в ходе допроса подтвердил свои выводы о том, что заключение пожарно-технической экспертизы необоснованно. При этом, в ходе допроса специалист акцентировал внимание и на том обстоятельстве, что в доме С. имело место два пожара, на что указывают различные очаги возгорания, зафиксированные в двух материалах проверки, проведенных дознавателями МЧС России по Московской области.

В этой связи, адвокатом было заявлено ходатайство о назначении повторной пожарно-технической экспертизы, с предоставлением эксперту материалов проверок, проведенных МЧС России по фактам двух пожаров, и постановкой перед экспертом вопросов в иной форме.

Ходатайство защитника было удовлетворено и в ходе повторного экспертного исследования следователем было получено заключение эксперта, согласно выводам которого в настоящее время отсутствуют методики, необходимые для ответа на поставленный адвокатом вопрос о том, сколько пожаров произошло в доме С.

Таким образом, защитой были поставлены под сомнение доказательства, собранные органами предварительного расследования.

В свою очередь, в связи с неисполнением страховой компанией своих обязательств по выплате страхового возмещения, адвокат обратился с исковым заявлением к страховой компании в Можайский городской суд, и по результатам судебного рассмотрения гражданского дела, суд удовлетворил заявленные адвокатом требования и взыскал со страховой компании в пользу С. не только подлежащее уплате по договору страховое возмещение в размере восстановительной стоимости дома и стоимости имущества, но и штраф в размере 50% от присужденной судом суммы, а также неустойку за каждый день просрочки в уплате страхового возмещения, в соответствии с требованиями закона «О защите прав потребителей».

Московский областной суд, куда с апелляционной жалобой на решение суда первой инстанции обратилась страховая компания, также согласился с доводами защитника С. и оставил решение суда первой инстанции в силе.

При этом, в своих решениях суды первой и апелляционной инстанций установили юридически значимые обстоятельства, указав на то, что в доме С. имело место два пожара и второй пожар (произошедший после заключения договора страхования) отличается от первого по характеру причиненных дому С. повреждений и очагу возгорания.

Основываясь на полученных судебных решениях и установленных ими юридически значимых обстоятельствах, на заключении специалиста по проведенной пожарно-технической экспертизе и показаниях этого специалиста, а также на показаниях свидетелей восстановления дома после первого пожара, адвокат обратился в следственные органы с ходатайством о прекращении уголовного дела и уголовного преследования С., сославшись при этом, в том числе на так называемую «преюдицию» - норму статьи 90 Уголовно процессуального кодекса РФ, согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем и дознавателем без дополнительной проверки.

Ходатайство адвоката было удовлетворено и органом предварительного расследования уголовное дело и уголовное преследование С. было прекращено по реабилитирующим основаниям, за отсутствием в его действиях состава преступления.

С. также было разъяснено его право на реабилитацию.

Кроме того, на основании вынесенного гражданским судом решения, со страховой компании были в полном объеме взысканы в пользу С. денежные средства.

Приведенный пример и результат работы адвоката МГКА «Фомин и партнеры» служит лучшим доказательством успешности применяемых нашей коллегией методов и тактики активной защиты по уголовным делам, в том числе и при защите от необоснованного обвинения в совершении мошенничества.