Московская городская коллегия адвокатов «Фомин и партнеры»
г. Москва, Потаповский переулок, дом 14
+7 (499) 340-13-03
+7 (916) 973-28-10
+7 (495) 623-87-49
(тел./факс)

Новости права и судебной практики

 

 

 

 

 

Суды стали наказывать чиновников, не ответивших на адвокатские запросы

Текст: Владислав КуликовРоссийская газета - Федеральный выпуск №7647 (184)

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, за год суды наказали 248 должностных лиц за игнорирование адвокатских запросов.

Напомним, что не так давно был принят закон, придавший особый вес адвокатскому запросу. Теперь любые организации обязаны ответить на такое обращение в течение 30 дней.

За неправомерный отказ в предоставлении информации должностным лицам грозит штраф от пяти до десяти тысяч рублей. Ведь вовремя полученная адвокатом информация может спасти невиновного от тюрьмы. Если же кто-то утаивает важные факты, прикрываясь "служебной необходимостью" или чем-то иным, тот, по сути, мешает правосудию. За это надо наказывать.

Тем не менее практика еще только нарабатывается. Например, недавно в Башкортостане суд оштрафовал директора некоей фирмы за то, что ответ на адвокатский запрос был направлен с большим опозданием. Бумага от адвоката поступила директору 26 апреля, а ответ был направлен только 1 июня. В итоге руководителю назначен штраф в 5 тысяч рублей.

Как сообщил СМИ адвокат Рамиль Гизатуллин, это первый случай привлечения к ответственности по таким основаниям в Республике Башкортостан.

Кстати, недавно Министерство юстиции России сообщило о подготовке проекта приказа, меняющего требования к адвокатскому запросу. Требования к форме и порядку оформления документа упрощаются, что облегчит задачу адвоката.

По закону штраф за игнорирование адвокатского запроса составляет от пяти до десяти тысяч рублей

"По каждому делу, гражданскому либо уголовному, адвокату приходится выяснять какие-то обстоятельства, без получения сведений о которых дело решить затруднительно, а порой и невозможно, - рассказывают эксперты. - Обвинение (следователь, прокурор) имеет право получить любые сведения отовсюду. Адвокаты таким правом тоже наделены, но до принятия закона это было "голое право", фактически ничем не обеспеченное".

Сейчас многое меняется. Впрочем, по словам экспертов, систему еще нужно совершенствовать. Например, по мнению адвоката Рамиля Гизатуллина, возможно, к предусмотренным в законе основаниям привлечения к ответственности - несвоевременности, заведомой недостоверности - стоит добавить еще одно - неполноту предоставленных сведений. Потому что иногда формально к ответу не придраться, а по существу бумага является отпиской. Между тем должностное лицо должно сообщить адвокату все, что он требует в своем запросе.

Ответ на адвокатский запрос не должен зависеть от настроя столоначальника. Захочет - ответит. Не захочет - промолчит. Потому и были приняты соответствующие нормы.

Между тем.

Продолжается широкое обсуждение поправок в закон об адвокатуре, рассматриваемых Госдумой. Предлагаемые изменения направлены на повышение гарантий реализации конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Например, проект закрепляет право адвоката на так называемый гонорар успеха: когда защитник будет получать долю от выигранной суммы. В Федеральную палату адвокатов РФ поступило письмо от Адвокатской палаты Астраханской области, в котором сообщается, что постановлением Думы Астраханской области поддержана данная инициатива. Ранее свои положительные заключения направили Правительство Астраханской области и Дума Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.

 

В Москве компьютерная программа искоренит "карманных адвокатов"

Текст: Владислав КуликовРоссийская газета - Столичный выпуск №7538 (75)

Адвокатская палата Москвы разработала специальную компьютерную программу, которая будет распределять адвокатов по делам, если вызов приходит от суда или следствия.

Появится даже специальное мобильное приложение, которое поможет адвокатам, работающим по назначению, быть в постоянной готовности.

На профессиональном языке адвокатами по назначению называются те защитники, которые предоставляются подследственному или подсудимому государством. Раньше было много разговоров о том, что следователи предпочитают вызывать тех адвокатов, с которыми лично им удобно договориться. Появился даже специальный термин - "карманные адвокаты".

Решить проблему призваны новые правила: недавно принят закон, обязывающий правоохранителей учитывать систему очередности, принятую в местной адвокатской палате. То есть следователь не может позвонить, кому заблагорассудится, и позвать. А адвокат не вправе прийти по звонку от знакомого следователя, иначе лишится статуса. Все решит очередь. Распределять же защитников может и специальная программа, полностью исключающая человеческий фактор.

В Москве специализированная компьютерная программа заработает с 1 июля. А пока для выявления ошибок и недостатков будет проводиться тестирование системы в двух районных судах города Москвы, определенных по согласованию с Московским городским судом.

По результатам тестирования систему доработают и внедрят, и она станет единственным способом распределения поручений на защиту.

Создана версия программы для мобильных телефонов, защитник сможет круглосуточно быть в готовности

Член Совета Адвокатской палаты Москвы Сергей Зубков, входящий в рабочую группу по тестированию системы, сообщил, что создана версия, адаптированная для работы на мобильном телефоне. Причем программа может работать без специального приложения.

"В течение полугода мы проведем тестирование системы, необходимое для того, чтобы она работала стабильно, выявим ошибки, появляющиеся при работе, - рассказал он. - Как только будет понятно, какие имеются недостатки и как их исправить, мы создадим мобильное приложение, позволяющее работать с системой без входа в интернет-браузер. Мобильное приложение удобнее в использовании, так как оно быстрее работает, использует меньший объем трафика, позволяет поддерживать стабильную связь с абонентом".

Кстати, глава государства дал поручение правительству страны проработать вопрос о возможности повышения оплаты труда адвокатов, которые предоставляются обвиняемым государством.

Об этом сообщили в Федеральной палате адвокатов России. Комментируя информацию, президент ФПА Юрий Пилипенко назвал новость очень хорошей.

"Размер оплаты защиты по назначению крайне низок - базовая ставка составляет всего 550 рублей в день, что более чем в десять раз ниже экономически сложившихся рыночных расценок", - сообщают представители адвокатского сообщества.

Напомним также, что с этого года средства на оплату труда адвокатов по назначению будут выделяться отдельной строкойв федеральном бюджете - это позволит избежать задержек в выплате.

 

Текст: Владислав КуликовРоссийская газета - Федеральный выпуск №7571 (108)

Новый законопроект предлагает разрешить адвокатам работать за так называемые "гонорары успеха": брать процент от присужденных клиентам сумм. То есть оплата защитника будет ставиться в прямую зависимость от результата.

С инициативой выступила группа законодателей: два сенатора и два депутата Госдумы. В числе инициаторов: председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас.

В целом проектом предлагается несколько резонансных новаций, касающихся адвокатуры. Но тема гонорара успеха занимает особое место. Нередко люди не идут защищать свои права, даже когда их дело полностью правое. Но нет денег на юристов. А без них можно проиграть даже полностью выигрышное дело.

Выходом может стать гонорар успеха. Закон разрешит заключать с адвокатом сделку: на время процесса ничего не платить или платить самую малость, а потом поделиться победным рублем.

Как пояснили в Федеральной палате адвокатов, согласно инициативе, в соглашение об оказании юридической помощи можно будет включать условие, в соответствии с которым размер вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи.

"Изменение обосновано тем, что таким образом получить квалифицированную помощь смогут лица, не располагающие на момент подписания соглашения с адвокатом необходимыми средствами для выплаты ему вознаграждения, - поясняют в Федеральной палате адвокатов. - При этом в законопроекте не говорится, на какие категории дел распространяется это положение, однако имеется оговорка, что такое условие в соглашение может быть внесено в соответствии с правилами, установленными Советом ФПА РФ".

Кстати, в прошлом году, выступая в Московском государственном юридическом университете имени Кутафина, председатель Совета судей России Виктор Момотов также выступил за признание "гонорара успеха" и за развитие в России рынка судебных инвестиций.

"В случае удовлетворения иска судебный инвестор возместит свои инвестиции путем взыскания суммы судебных расходов с проигравшей стороны, а также получит прибыль в виде заранее оговоренной с истцом доли от присужденной денежной суммы", - рассказывал Виктор Момотов.

Иными словами, введение "гонораров успеха" позволит искать инвесторов, которые смогут авансировать судебные расходы, надеясь возместить потом все за счет выигрыша. Сегодня, кстати, активно развиваются различные механизмы инвестирования судебных процессов.

Согласно исследованию, проведенному сервисом "Платформа" (онлайн-ресурс, помогающий истцам, инвесторам и юристам найти друг друга) внешним финансированием уже пользуются 10 процентов юрисконсультантов. А 34 процента готовы активно привлекать его для покрытия своих расходов. Внешнее финансирование - как раз инвестиции, когда платит не клиент, он только делится потом выигрышем со всеми, кто ему помог.

"Ситуация с судебным финансированием в России находится примерно там, где западные юрисдикции были 10-15 лет назад, - рассказала адвокат Ирина Цветкова, основатель сервиса. - При этом есть все предпосылки для стремительного роста внешнего финансирования".

В свою очередь, адвокат Виктория Данильченко заметила, что сегодня гонорар успеха иногда применяется в качестве дополнительного поощрения работы адвоката в случае выигрыша дела. Такая практика используется в основном при работе с юридическими лицами, крупными компаниями. И, конечно, остаются риски, что клиент-победитель откажется потом платить, а суды признают этот пункт договора незаконным. Если же инициатива будет принята, то адвокаты и клиенты вполне смогут договариваться о работе на результат. Подробно же условия таких сделок будут разъяснены дополнительно.

 

Поправки в закон об адвокатуре усилят защиту граждан

Текст: Владислав КуликовРоссийская газета - Федеральный выпуск №7594 (131)

Первый вице-президент Федеральной палаты адвокатов России Евгений Семеняко в интервью "РГ" заявил, что предложения адвокатуры о расширении компетенции судов присяжных остаются в силе.С

Евгений Васильевич, с 1 июня в районный судах начали действовать коллегии присяжных из шести человек. Как адвокатура отнеслась к реформе?

Евгений Семеняко: Прежде всего отмечу, что адвокатура не только всегда поддерживала и приветствовала развитие суда присяжных, но и неоднократно выступала с предложениями о расширении сферы его действия. Мы предлагали распространить его юрисдикцию на максимально широкий круг уголовных дел, в том числе на дела по обвинению в экономических и должностных преступлениях. Внесли также ряд предложений по совершенствованию процедуры разбирательства в суде с участием присяжных заседателей. Должен сказать, что некоторые из наших предложений были учтены при подготовке законопроектов о расширении применения института присяжных заседателей.

В 2016 г. эти законопроекты были внесены в Государственную Думу президентом РФ и приняты в качестве законов, один из которых и предусматривает создание коллегий присяжных в районных судах.

Общеизвестно, что адвокатура всегда поддерживала развитие суда присяжных. Но считаете ли вы реформу достаточной? Или что-то сделано не так?

Евгений Семеняко: Эти нововведения, по моему мнению, которое разделяется значительной частью моих коллег-адвокатов, представляют собой существенный шаг в достижении реальной состязательности уголовного процесса, в обеспечении равенства сторон обвинения и защиты и, что особенно важно, создают условия для реализации конституционного принципа презумпции невиновности.

Расширение компетенции суда присяжных позволяет  шире привлекать представителей общественности к осуществлению правосудия, что повлечет повышение независимости суда и возрастание доверия к судебной власти. По некоторым оценкам, происходящее реформирование суда присяжных (расширение круга дел, отнесенных к его компетенции, совершенствование процедуры судебного разбирательства, введение коллегий в районных судах) позволит увеличить количество рассматриваемых им дел с 400 до 15 000 в год. Это будет существенным прогрессом. Но адвокатура считает, что сфера действия суда присяжных должна быть намного шире, и все наши пока не реализованные предложения, в том числе по отнесению к его подсудности дополнительных категорий дел, остаются в силе.

Недавно в Госдуму внесен законопроект, предлагающий ряд поправок в закон об адвокатуре. В том числе  - разрешить "гонорар успеха", когда размер вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи. В чем здесь преимущества для граждан?

Евгений Семеняко: Они очевидны: человек, у которого нет средств на оплату помощи адвоката, но есть реальные основания рассчитывать на положительный результат, получает возможность договориться с адвокатом о выплате гонорара из тех средств, которые будут ему присуждены в случае успеха при разрешении судом имущественного спора.

Такая форма соглашения применяется во многих странах, в частности, по делам о возмещении вреда.

Адвокатура не возражает против такой новации? 

Евгений Семеняко: Российские адвокаты уже давно добиваются законодательного закрепления возможности заключать соглашение, предусматривающее "гонорар успеха". Мы очень надеемся, что законопроект будет в ближайшее время принят.

Проект предлагает возложить на Федеральную палату адвокатов обязанность установить правила применения адвокатами условия о "гонораре успеха". Что в них должно быть главным?

Евгений Семеняко: Очевидно, что в основу таких правил должны быть положены нормы Кодекса профессиональной этики адвоката, регулирующие в том числе вопросы получения адвокатом вознаграждения за оказываемую юридическую помощь.

Представляется, что ключевыми должны быть положения, согласно которым адвокат, во-первых, не вправе гарантировать доверителю положительный результат выполнения поручения, а во-вторых, может включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, по которым выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера.

Эти нормы профессиональной этики означают, что соглашение, предусматривающее выплату "гонорара успеха", может быть заключено только в случае оказания юридической помощи по гражданскому делу, причем положительный результат не гарантируется доверителю, а включается в соглашение как условие выплаты им вознаграждения адвокату.

И простые люди от этого действительно выиграют?

Евгений Семеняко: Безусловно. Норма о "гонораре успеха" и все другие изменения в закон об адвокатуре, предлагаемые законопроектом, направлены на повышение гарантий реализации предусмотренного ст. 48 Конституции РФ права граждан на получение квалифицированной юридической помощи. При этом они не затрагивают концепцию действующего законодательства об адвокатуре. Отмечу, что в вопрос о соответствии законопроекта концепции действующего закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" только на первый взгляд носит общетеоретический характер. Наш закон, бесспорно, является одним из наиболее прогрессивных законодательных актов, регулирующих адвокатскую деятельность. Но таковым он стал в том числе и в результате поправок, которые были в него внесены в течение прошедших 16 лет. Благодаря этим изменениям закон стал более современным, в большей степени соответствующим реальным отношениям.

Новые поправки, не предлагая кардинальных изменений, вносят необходимые коррективы в действующий закон, тем самым отражая реальные обстоятельства, в которых находится современная российская адвокатуры.

Что касается расширения доступа россиян к квалифицированной юридической помощи, гарантированного Конституцией РФ, то здесь не все зависит только от адвокатуры. К примеру, российские адвокаты могли бы значительно увеличить общий объем бесплатной помощи малоимущим гражданам нашей страны при условии, что государство расширит круг получателей этой помощи и обеспечит финансирование оплаты труда адвокатов.

Одним из важнейших направлений в работе как Федеральной, так и региональных палат, является организация работы адвокатов по осуществлению защиты в уголовном судопроизводстве по назначению правоохранительных органов и судов. К сожалению, мизерный уровень оплаты труда по этой категории дел не способствует привлечению к такой работе адвокатов, обладающих необходимой профессиональной подготовкой.

С момента создания Федеральной палаты адвокатов решение этой проблемы было нашим приоритетом. Мы неоднократно обращались за решением этого вопроса в правительство, а в марте текущего года обратились к президенту России. Глава государства 6 апреля дал правительству поручение проработать вопрос о возможности повышения оплаты труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда.

Адвокатура считает, что сфера действия суда присяжных должна быть шире

Еще одно резонансное положение проекта: ввести ограничение для начинающих адвокатов. Пока они не наработают пять лет стажа, не смогут без согласования с адвокатской палатой переезжать работать в другой регион. Авторы законопроекта считают, что в некоторых регионах получить статус адвоката проще и потому, мол, многие юристы туда едут за корочками. Существует ли на ваш взгляд такая  лазейка для тех, кто по профессиональному уровню не дорос до звания адвоката?  Есть ли различия в качестве юридической помощи, оказываемой адвокатами в разных регионах?

Евгений Семеняко: Уже несколько лет действуют единые правила проведения квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката, что привело к определенному выравниванию требований к претендентам в разных регионах. Тем не менее мы сталкиваемся с адвокатами-"мигрантами", которые в течение месяца после сдачи экзамена в отдаленных регионах переходят в столичную и иные крупные палаты, что, конечно же, наводит на мысль о наличии неких "неконвенциальных" условий при сдаче экзаменов. Этого нельзя не замечать, на эти случаи нельзя не реагировать.

Допускаю, что предложенный способ решения проблемы не идеален, но и оставаться в нынешней ситуации абсолютно неприемлемо, поскольку происходит дискредитация самой процедуры допуска к нашей профессии и тех органов адвокатского сообщества, которые осуществляют профессиональный отбор. Не случайно в качестве реакции на всякие обходные маневры и пути появляются предложения о возможности образования единого для всей страны центра сдачи квалификационных экзаменов или, как вариант, межрегиональных центров в федеральных округах. Подобные предложения являются очевидным отступлением от концепции действующего закона.

Что касается профессионального уровня наших коллег в регионах, то полагаю, что в целом существенной разницы нет.

Законопроектом вводится дополнительное основание приостановления адвокатского статуса - заявление адвоката. Это связано с проблемами, существующими в практике адвокатских палат?

Евгений Семеняко: Данная поправка предлагает определенное упрощение процедуры, но рассматривать ее надо в совокупности с предложением распространить на адвокатов с приостановленным статусом действие Кодекса профессиональной этики. Это наше предложение. Специально ради него не стоило бы вносить в закон изменения, но когда они появились, то мы предложили эту идею. Представляется, что она будет для корпорации небесполезной.

Президентам региональных адвокатских палат и президенту ФПА РФ могут разрешить остаться на должностях и после двух сроков, но только в том случае, если будут избраны соответственно на конференции адвокатов или на Всероссийском съезде адвокатов. Считаете ли вы это предложение оправданным?

Евгений Семеняко: Этот вопрос является для нашей корпорации достаточно существенным. Управление адвокатской палатой - не самая простая работа, она требует и знаний, и опыта. По нынешним правилам президентом палаты может быть член Совета не более двух сроков подряд. Такой порядок позволил обеспечить в абсолютном большинстве регионов достойное кадровое наполнение "президентского корпуса" и его стабильную работу, особенно в годы становления Федеральной палаты адвокатов. Имевшая место в отдельных палатах "чехарда" в руководстве палат ни к чему хорошему, по моему представлению, не привела. Несколько раз потребовалось даже вмешательство Совета ФПА РФ. Одновременно там, где имеет место "забронзовение" некоторых руководителей, существующий порядок дает возможность для их замены.

Вместе с тем практика существования Федеральной и региональных палат весьма убедительно продемонстрировала, что в целом ряде палат в должности президентов оказались весьма достойные профессионалы, пользующиеся безусловным авторитетом и поддержкой в адвокатском сообществе. Не случайно, что после некоторого перерыва большинство из них вновь были избраны президентами палат.

Вдумаемся, что для адвокатуры как профессионального сообщества полезнее: создать реальным лидерам, эффективным руководителям, пользующимся у адвокатов авторитетом и поддержкой, формальные препятствия для дальнейшего пребывания в должности президента, либо дать им возможность и дальше служить делу адвокатуры при условии подтверждения их авторитета, доверия к ним и их поддержки со стороны не только членов советов палат, но адвокатов данного региона? Мой опыт 16-летней работы в Федеральной палате дает мне право утверждать, что второй путь для нас предпочтительнее, во всяком случае, в настоящее время.

При этом уместно вспомнить о традициях замечательной дореволюционной российской адвокатуры. Первый председатель Совета присяжных поверенных Санкт-Петербурга, выдающийся организатор и один из отцов-основателей российской адвокатуры Д.В. Стасов пребывал на своем посту в общей сложности 18 лет, а один из самых известных и авторитетных юристов своего времени - адвокат В.Д. Спасович несколько десятилетий был членом Совета присяжных поверенных Санкт-Петербурга и многие годы возглавлял его.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

 

Текст: Владислав КуликовРоссийская газета - Федеральный выпуск №7620 (157)

Начали действовать новые правила против "карманных" адвокатов: защитники, которые приходят по вызову суда или следствия вне очереди, лишаются статуса.

Как сообщили в Федеральной палате адвокатов, недавно таким образом лишили статуса защитника из Калининграда.

Поясним: речь о ситуациях, когда защитник предоставляется обвиняемому от государства. Закон гарантирует право на защиту, и если у человека нет денег на адвоката, защитника ему пригласят. Проблема в том, что часто следователи предпочитали договариваться с удобными для них адвокатами, которые придут и вовремя промолчат. Таких защитников назвали карманными. Причем это не наша специфическая проблема, она существует во многих других странах.

Не так давно закон ввел специальные правила, призванные решить проблему "карманных" адвокатов. Теперь следователи не вправе приглашать кого захочется. Правоохранители звонят в палату адвокатов, а оттуда направляют того защитника, чья очередь пришла. Откликаться на зов следователя в нарушение правил защитникам теперь опасно.

Так, например, Совет Адвокатской палаты Калининградской области лишил статуса адвоката, которая, используя личные связи с органами следствия и суда, сама принимала заявки на участие в делах по назначению и навязывала свои услуги подозреваемым, обвиняемым. "Кроме того, она самостоятельно выписывала себе ордера и получала плату за участие в судебных процессах из федерального бюджета", - рассказали в адвокатской палате.

 

Текст: Петр Орлов Российская газета - Федеральный выпуск №7664 (201)

Адвокатура предлагает официально прояснить статус адвокатского опроса: считать ли такой документ (когда защитник нашел людей, что-то знающих о деле, и сам их опросил) полноценным доказательством?

Как сообщили в Федеральной палате адвокатов, к ним поступило обращение от защитника из Курской области Владимира Иванова. Он поделился с коллегами тревожными наблюдениями: суды по разному относятся к оценке представляемых адвокатами, как представителями сторон, протоколов адвокатских опросов. Одни суды принимают документы и учитывают как полноценные доказательства. Другие - нет.

Адвокат проанализировал практику по всей стране. Например, в одном из арбитражных судов рассматривался спор некоей компании с ее бывшим генеральным директором. Представители компании полагали, если в двух словах, что директор ничего не делал, а получал слишком много. Одна из претензий была в том, что он выписывал сам себе громадные премии, не согласовывая ни с кем.

Во время разбирательства адвокат представил протокол опроса бывшего главного бухгалтера фирмы, поведавшего, что в акционерном обществе существовала многоступенчатая система согласования и контроля расходования денежных средств. Так что тайком директор ничего себе не мог выписывать, траты согласовывались. Суд принял протокол как доказательство и в конечном счете иск отклонил.

Адвокат вправе найти лиц, что-то знающих по делу, и опросить под протокол. Но примет ли суд этот документ?

Но во многих спорах суды занимали противоположную позицию, то есть не принимали протоколы опросов. В одном из решений Арбитражного суда Уральского округа, например, было сказано, что представленные протоколы опроса, полученные в порядке, предусмотренном законом об адвокатуре, отклоняются. Так как, хотя процедура и соблюдена, данное обстоятельство, по мнению судей, рассматривавших спор, не наделяет адвокатский протокол статусом допустимых письменных доказательств при рассмотрении дела в арбитражном суде.

На взгляд многих экспертов, такие подходы ограничивают права адвокатов по сбору доказательств в целях оказания квалифицированной юридической помощи доверителям. Как результат: сложнее защитить справедливость.

Адвокат из Курска предложил провести дискуссию по данному вопросу и привлечь к проблеме внимание в том числе судей.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков обратил внимание, что проблема соотношения полномочий адвоката опрашивать лиц, предположительно владеющих информацией по делу, и норм о доказательствах и доказывании, содержащихся в процессуальных кодексах, крайне актуальна. Кроме того, она является частью более широкого спора: собирает ли адвокат доказательства, осуществляет ли их проверку и оценку? Проще говоря: какова цена собранной им информации, может ли суд официально ее принимать? По мнению Андрея Сучкова, очень важной будет дискуссия о том, является ли полученное адвокатом от опрошенного лица объяснение (протокол объяснения) доказательством.

"В ходе обсуждения необходимо будет окунуться в том числе в фундаментальные труды по доказательствам и доказыванию для ответа на вопрос, что же является доказательством - показания допрошенного (опрошенного) лица или фиксирующий их протокол? - добавил вице-президент Федеральной палаты адвокатов. - Для меня ответ очевиден, но крайне интересно выслушать мнение коллег".

​Попавший в ДТП пассажир имеет право получить двойные компенсации: он может требовать страховые выплаты не только с виновника аварии, но и со второго участника происшествия, разъяснил Верховный суд РФ. Высшая инстанция указала, что автомобиль относится к источнику повышенной опасности и ответственность за попадание в ДТП наступает у обоих водителей, даже если один из них в столкновении не виноват. Таким образом, при аварии имеет место не один страховой случай, а страховой случай для каждого договора ОСАГО, поясняет ВС РФ.

Суть дела

До Верховного суда РФ дошла жалоба жительницы Нижегородской области, просившей обязать ОАО «Росгосстрах» выплатить ей страховку.

Согласно материалам дела, в декабре 2016 года истица в качестве пассажира попала в аварию на 450 км автодороги Дзержинск — Нижний Новгород. Виновником столкновения с машиной Лада, в которой находилась истица, оказался водитель МАЗ, выехавший на полосу встречного движения. В результате аварии заявительница получила опасные для жизни тяжкие телесные повреждения.

На момент ДТП ответственность обоих водителей была застрахована в ПАО СК «Росгосстрах». Однако компания выплатила пострадавшей компенсацию в 187 тысяч 750 рублей только за виновника ДТП — водителя МАЗа. А в компенсации по договору страхования ответственности второго водителя, в машине которого ехала истица, Росгосстрах отказал, не признав этот случай страховым.

Такой отказ заявительница посчитала незаконным и обратилась за защитой своих интересов в Дзержинский суд Нижегородской области, но районный суд, а позднее и апелляционная инстанция областного суда в удовлетворении исковых требований пассажирке отказали.

Суды исходили из отсутствия правовых оснований для удовлетворения требований о взыскании страхового возмещения по каждому из договоров ОСАГО.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ с таким выводом не согласилась.
 

Позиция ВС

Верховный суд отмечает, что страховая ответственность в подобных случаях наступает у обоих водителей, невзирая на то, что один из них в ДТП не виноват.

Он ссылается на статью 1079 Гражданского кодекса, согласно которой юридические лица и граждане, использующие источник повышенной опасности для окружающих, обязаны возместить причинённый ими вред. К таким источникам закон относит и транспортные средства.

При этом владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причинённый в результате их взаимодействия, например, в ходе столкновения транспортных средств (пункт 3 статьи 1079).

«Таким образом, в последнем случае ответственность наступает для каждого из владельцев источников повышенной опасности», — отмечает ВС РФ.

Он также приводит нормы статьи 1 закона от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела», которыми зафиксировано, что страховым случаем является наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

«Таким образом, поскольку страховым случаем по договору ОСАГО является наступление ответственности владельца транспортного средства, то при причинении вреда третьим лицам взаимодействием транспортных средств, когда в силу пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса наступает ответственность для каждого из владельцев транспортных средств, имеет место не один страховой случай, а страховой случай для каждого договора ОСАГО», — говорится в постановлении.

Высшая инстанция напоминает, что аналогичная позиция изложена в утверждённом 10 октября 2012 года президиумом ВС РФ обзоре судебной практики за второй квартал. В частности, в ответе на первый вопрос дано разъяснение о том, что «при причинении вреда третьему лицу взаимодействием источников повышенной опасности взыскание страховых выплат в максимальном размере, установленном законом об ОСАГО, производится одновременно с двух страховщиков, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств, в том числе и в случае, если вина одного из владельцев в причинении вреда отсутствует».

В пункте 47 постановления пленума ВС РФ 26 декабря 2017 года № 58 также разъяснено, что страховое возмещение вреда из-за ДТП производится каждым страховщиком, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств. Единственная оговорка касается суммы компенсаций: она не должна превышать 500 тысяч рублей по каждому договору (подпункт «а» статьи 7 Закона об ОСАГО).

Если же у пострадавшего в ДТП третьего лица возникли дополнительные расходы в виде конкретных материальных убытков, то они возмещаются солидарно.

«То обстоятельство, что ответственность владельцев транспортных средств застрахована в одной страховой компании, правого значения для определения размера страхового возмещения по каждому из договоров ОСАГО не имеет», — поясняет ВС РФ.

Он указывает, что все эти нормы и разъяснения нижегородские суды не учли. Таким образом, судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ находит, что судебные инстанции допустили существенные нарушения норм материального права.

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства, ВС РФ решил отменить апелляционное определение по делу и направить материалы на новое рассмотрение в областной суд.

Добровольные компенсации

Эксперты надеются, что решение Верховного суда РФ повлияет на страховые компании и они не будут доводить решение вопросов о компенсации пассажирам до суда.

«Радует, что спор, дошедший до высшей судебной инстанции, произошел именно со страховой компанией «Росгосстрах». Эта компания одна из самых крупных на страховом рынке. Однако эта же компания лидирует по числу безосновательных отказов в страховом возмещении.

Возможно, данное решение Верховного суда отнимет желание у страховых компаний доводить подобные споры до суда, а нижестоящие суды при рассмотрении аналогичных дел будут значительно чаще принимать во внимание правовую позицию своих старших коллег», — отмечает член Ассоциации юристов России, председатель общества защиты прав автомобилистов «Оса» Алексей Румянцев.

Он указал, что этим решением Верховный суд закрепил свою правовую позицию по аналогичным спорам, изложенную им ранее в постановлениях пленума и в обзоре судебной практики.

Поскольку в данном случае вред здоровью был причинен третьему лицу при взаимодействии источников повышенной опасности (транспортными средствами), то в соответствии с пунктом 3 статьи 1079 ГК РФ владельцы транспортных средств обязаны нести солидарную ответственность перед потерпевшей независимо от их вины, напоминает эксперт.

Причинение вреда третьему лицу в результате взаимодействия источников повышенной опасности для каждого владельца этих источников влечёт наступление страхового случая в рамках договора обязательного страхования, а размер причинённого каждым из них вреда находится в пределах страховой суммы, добавил Румянцев.

«Взыскание денежных средств одновременно с двух страховщиков в случае, если вина одного из владельцев источника повышенной опасности отсутствует, законно и обосновано.

Солидарный должник, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины каждого из должников», — отметил член АЮР.

Алиса Фокс

Если вам выписали штраф за нарушение, которое было зафиксировано автоматически, но вы с ним не согласны - придется позаботиться о доказательствах. Это исключение из презумпции невиновности. Но это не значит, что вы обязаны принести все до единого документы и обеспечить явку каждого свидетеля. Если доказательств не хватает - суд должен помочь их достать, а не отказывать истцу. Такое указание дал в одном из дел Верховный суд. Рассказываем о нем и еще четырех случаях, когда автомобильные штрафы удалось отменить.

1.Штраф не по адресу

Иногда приходится доказывать, что вы уже не владелец машины и штраф пришел не по адресу. Для этого нужны договор купли-продажи и слова покупателя. Был ли зарегистрирован новый владелец в ГИБДД – второстепенно.

Игоря Рубцова* оштрафовали на 300 000 руб. за перевес фуры Daf 24 февраля 2017 года. Нарушение было зафиксировано в автоматическом режиме. Рубцов отправился обжаловать взыскание в суде, потому что уже три недели как продал фуру Леониду Пестрову*. В доказательство он предъявил договор от 1 февраля, по которому большегруз и полис ОСАГО переходили к покупателю в момент подписания документа. А еще покупатель Пестров сам явился в суд и подтвердил, что купил грузовик и пользовался им.

Но суды все это не убедило. Они указали, что новый владелец на момент нарушения не был зарегистрирован в ГИБДД. А значит, нельзя верить словам Рубцова о продаже фуры.

Но регистрация транспортных средств нужна лишь для учета, она не влияет на момент перехода права собственности, возразил Верховный суд. Доказательств Рубцова достаточно, чтобы усомниться в его вине. Но суды не разобрались в этом вопросе и не определили, кому в действительности принадлежал большегруз. По этой причине ВС освободил истца от штрафа и прекратил дело (определение № 9-АД18-10).

2."Письмо счастья"

Если нарушение фиксируется в автоматическом режиме – нарушитель обязан доказать свою невиновность. Но это не отменяет обязанности суда установить все обстоятельства дела, даже если истец не обеспечил явку свидетеля или принес не все нужные доказательства

Компания «АСТ» оспаривала в суде 300-тысячный штраф за перегрузку фуры, которую зафиксировали автоматическими средствами. Фирма заявляла, что передала машину в аренду ООО «Перспектива». В доказательство «АСТ» представил договор и акты, полис ОСАГО и трудовой договор «Перспективы» с шофером. Последний сам пришел в заседание и подтвердил, что водил эту фуру в день нарушения.

Суды отказались признавать штраф незаконным: «АСТ» не обеспечил явку представителя арендатора для опроса и не предъявил сведения по системе «Платон».

 С этим не согласился ВС: доводы компании, что она сдала машину в аренду, так и остались без проверки. Поэтому нет уверенности, что именно «АСТ» виноват в нарушении. Суды сочли, что в деле не хватает доказательств, но они сами могли обеспечить явку свидетеля или истребовать дополнительные документы. Ведь суд обязан полностью разобраться в деле, даже нарушение зафиксировано автоматически, говорится в постановлении № 87-АД18-6. Таким образом, компании «АСТ» не пришлось платить штраф, а дело было прекращено.

3.Место и время 

Время и место нарушения должны быть установлены точно. Иначе оно не считается доказанным. Так случилось в деле об административном правонарушении Романа Селютина*. Несостыковки "помогли" ему избежать штрафа в 3 000 руб. за парковку на пешеходном переходе. Верховный суд счел, что разная информация о времени и месте события – это повод прекратить производство. 

Из постановления инспектора ДПС следовало, что Селютин нарушил ПДД 1 февраля 2015 года в 11:56 в Москве по адресу Измайловское шоссе, 71. Мосгорсуд его исправил и написал, что нарушение было в 11:35 на Измайловском шоссе, д. 71, корп. 4. «Но дома с такой нумерацией нет, - отмечает ВС. – К тому же, здесь Мосгорсуд сослался на протокол о задержании транспортного средства, который позже признали недопустимым доказательством». А инспектор рассказал, что машину Селютина эвакуировали с Вернисажной улицы, на схеме которой не было пешеходного перехода, излагается в определении № 5-АД 17-39.

Поскольку из материалов непонятно, когда и где точно произошло нарушение – нельзя говорить и от том, что вина доказана. Из-за этого, а также ошибок в протоколе, Верховный суд прекратил производство по делу.

4.Штраф за неуплату штрафа.

Тот, кто не погасил штраф вовремя, рискует получить новое наказание в виде двойной суммы штрафа (п. 1 ст. 20.25 КоАП). Чтобы наложить такую санкцию, суд должен быть уверен в том, что первоначальная сумма не уплачена.

«Торговый центр «Южная Слобода» оспаривал повторный штраф в 10 000 руб., который на компанию наложил мировой судья за неуплату автоштрафа в 5 000 руб. Компания допустила ошибку в платежном поручении, поэтому суды сочли недоказанным, что первый штраф оплачен.

Директор «Южной слободы» пожаловался в Верховный суд. Он рассказал, что банк все-таки перечислил 5 000 руб. по спорному распоряжению, только двумя платежами с разницей в два дня – из-за того, что на счете было мало денег. Это подтверждала банковская выписка по счету, а также сведения из Государственной информационной системы о государственных и муниципальных платежах.

Материалы дела не убедили Верховный суд в том, что фирма виновата в неуплате штрафа. Сама она доказывает, что перечислила 5 000 руб. вовремя, а платежное поручение, якобы заполненное неверно, не было приобщено к делу. По этой причине ВС прекратил производство по делу (постановление № 57-АД17-13).

5.Неверная квалификация нарушения – повод отменить наказание.

Полина Назаренко* была несогласна со штрафом в 2500 руб. за неоплаченную стоянку ее джипа на московской парковке на месте для грузового транспорта. Назаренко признали виновной в нарушение п. 2.5 Правил пользования городскими парковками и размещения на них транспортных средств города Москвы. Она возражала, что нарушение другое, а именно – парковка на месте, которое не предназначено для ее вида транспорта (п. 2.9.2 Правил).

Назаренко повторяла, что не имела технической возможности оплатить стоянку для грузового транспорта, но суды не придали этому внимания. Согласился с ней только Верховный суд, который прекратил производство по делу (постановление № 5-АД 17-99).  

* - Имена и фамилии действующих лиц изменены.

Евгения Ефименко

 

При рассмотрении уголовного дела в отношении И.Т. и В. Н. коллегия присяжных заседателей признала доказанным, что 16.04.2018 г. подсудимые, распивая спиртные напитки, вместе напали на мужчину, нанесли ему руками и ногами каждый не менее двух ударов по лицу и голове, причинив тем самым тяжкий вред здоровью, спустя 6 дней потерпевший скончался. Кроме того, подсудимый Т., как установили присяжные, похитил сумку с личными вещами избитого; в свою очередь коллегия присяжных заседателей признала недоказанным факт завладения Н. имуществом пострадавшего, в этой части суд оправдал подсудимого.

Поскольку присяжные признали не доказанным, что перед нападением на потерпевшего Т. и Н. «договорились между собой», суд в приговоре постановил исключить из квалификации действий подсудимых по ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) такой признак, как совершение данного деяния по предварительному сговору. В то же время вердиктом установлено, что подсудимые действовали совместно, а потому судья расценил их действия как совершенные группой лиц.

Вердиктом присяжных подсудимые признаны заслуживающими снисхождения.

Таким образом, исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств уголовного дела, на основании приговора суда действия Т. квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (разбой), а действия Н. – по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

На основании приговора Пресненского районного суда по совокупности преступлений И. Т. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, В. Н. – в виде лишения свободы сроком на 9 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При назначении наказания судом были приняты во внимание следующие смягчающие обстоятельства: частичное признание подсудимыми вины, раскаяние в содеянном, отсутствие судимостей, выражение готовности возместить причиненный потерпевшему моральный вред, наличие несовершеннолетних детей, состояние здоровья подсудимых.

Вместе с этим, на основании приговора суда частично удовлетворен гражданский иск потерпевшего, в его пользу с подсудимых постановлено взыскать по 250 000 руб.

 При рассмотрении уголовного дела в отношении Г.Г. другой коллегией присяжных признано доказанным, что 08.06.2013 г. подсудимый в ходе ссоры, внезапно возникшей на почве личных неприязненных отношений, лишил жизни мужчину, нанеся в грудь один удар колюще-режущим предметом, в результате чего через несколько часов потерпевший скончался от проникающего колото-режущего ранения груди с повреждением сердца. Вердиктом присяжных Г. признан не заслуживающим снисхождения.

Как указал суд в приговоре, «установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельства указывают на наличие у подсудимого умысла на совершение указанного преступления». Суд квалифицировал действия подсудимого Г. по ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) и назначил ему наказание в виде 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

При назначении наказания судом были приняты во внимание следующие смягчающие обстоятельства: наличие несовершеннолетнего ребенка и матери пенсионного возраста, отсутствие отрицательных характеристик по месту жительства, состояние здоровья подсудимого. Отягчающим обстоятельством был признан рецидив преступлений.

Также приговором суда удовлетворен иск потерпевшей, в ее пользу с подсудимого постановлено взыскать 1 000 000 руб.

(Сообщение пресс-секретаря Пресненского районного суда).

 

Житель Татарстана Александр Шабалин обратился в Европейский суд по правам человека с жалобой на пытки в полиции Нижнекамска, из-за которых он стал инвалидом. Об этом «Право.ru» сообщил юрист организации «Зона права» Игорь Шолохов.

 В ЕСПЧ Шабалин сообщает, что в ноябре 2015 года его задержала полиция Нижнекамска. Тогда сотрудники УМВД по Нижнекамскому району потребовали от него признаться в краже одежды из торгового центра, незаконно удерживали в участке без оформления протокола о задержании на протяжении 11 часов и применяли к нему силу. Шабалин под давлением дал признательные показания. В этом же месяце уголовное дело закрыли, потому что на видеозаписи с камеры наблюдения в торговом центре оказался запечатлен другой мужчина. Но после ночи в полиции Шабалин получил инвалидность первой группы: у него зафиксировали кровоизлияние в головной мозг, в результате которого он полностью потерял зрение.

Следственный комитет сначала возбудил уголовное дело в отношении сотрудников полиции по статье «Превышение должностных полномочий с применением насилия» (ч. 3 ст. 286 УК). Его прекратили за отсутствием состава преступления. Кроме того, СК предъявил самому Шабалину обвинения в заведомо ложном доносе и в даче ложных показаний (ст. 306 и ст. 307 УК), однако суд оправдал его по обеим статьям.

После защита настаивала на повторной проверке дела Шабалина о пытках в полиции Нижнекамска. Следственный комитет не нашел оснований для продолжения расследования. Правозащитники подали апелляционную жалобу на решение СК, но она осталась без удовлетворения. 

Право.ru

 

В Майкопе судья вынес частное представление местному МВД, чтобы оно отказалось от эксперта, допустившего ошибку в своём заключении. Он нашёл экстремизм в статье эколога Валерия Бриниха, которого потом оправдали.

Суд в Краснодарском крае отстранил от работы эксперта-криминалиста, который вынес ошибочное заключение об экстремизме в статье эколога Валерия Бриниха. Его судили за статью «Молчание ягнят», в которой он критиковал местных жителей одного адыгейского села. Бриних ругал их, что они не протестуют против загрязнения реки. 

Эксперт нашёл экстремизм в публикации. Якобы автор возбуждает ненависть к адыгейцам. 

Бриниха судили и в итоге оправдали. Теперь Андрей Сабинин, адвокат эколога из «Агоры», написал, что Бриних «забил последний гвоздь в крышку антиэкстремистского ларца». Суд принял решение отстранить эксперта Сергея Федяева. Судья признал, что он причинил вред государству и лично Бриниху.

«Вынести частное постановление в адрес ГУ МВД России по Краснодарскому краю о недопустимости привлечения к экспертно-криминалистической деятельности лиц, не обладающими достаточными профессиональными знаниями для производства лингвистических экспертиз с возложением обязанности по недопущению в будущем производства таких экспертиз главным экспертом Экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Краснодарскому краю подполковником полиции Федяевым С. М.», – приводит адвокат Сабинин цитату из решения суда.

Сейчас Бриних реабилитирован, его статья исключена из списка экстремистских.

Право.ru

 

Судебные расходы взыскивают с проигравшей стороны - для этого надо подтвердить траты. Можно ли сделать это, приложив не оригиналы, а копии платежных документов? Апелляционная инстанция дала отрицательный ответ, однако дело попало на пересмотр в коллегию по гражданским спорам Верховного суда. Там разобрались, будет ли копия документа в этом случае считаться надлежащим доказательством.

Татьяна Ахмедова* подала в суд на Римму Чеканову* - она добивалась возмещения ущерба от преступления по ч.1 ст. 112 УК (причинение средней тяжести вреда здоровью), компенсации морального вреда и расходов на лечение. В материальный ущерб входило 200000 расходов на представителя, впоследствии сумма увеличилась еще на 30000 руб. из-за участия в гражданском деле адвоката.

В первой инстанции исковые требования частично удовлетворили. При этом суд пришел к выводу, что истица доказала расходы на представителя полностью, и обязал Чеканову компенсировать запрошенные 230000 руб.

Но апелляция частично отменила решение. Там заключили, что Ахмедова не доказала оплата услуг представителя на сумму 200000 руб. в рамках уголовного дела относится к процессуальным издержками и рассматриваются по УПК, а не в гражданском судопроизводстве. Производство во делу в этой части прекратили. 

При этом отменили и компенсацию 30000 руб. - расходы на адвоката в рамках гражданского дела. Причиной отказа в этой части стало то, что в материалах дела не было оригинала ордера, соглашения с представителем об оказании юридических услуг, квитанции или другого документа, подтверждающего расходы на представителя. При этом копии этих документов, заверенные самим представителем, в деле были - но суд счел, что это ненадлежащие доказательства. Такое решение Ахмедова оспорила в ВС - и гражданская коллегия под председательством судьи Сергея Асташова согласилась с ее аргументами (дело № 26-КГ18-11)

Апелляция оставила в силе решение первой инстанции о взыскании морального вреда, отметил ВС, следовательно сами требования заявительницы о возмещении расходов на представителя были обоснованными. Ахмедова пользовалась услугами представителя и в первой инстанции, и в апелляции, и ответчица этого не оспаривала, а в деле есть копии платежных документов. 

По ч.2 ст. 71 ГПК письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии, напомнил ВС. При этом подлинники нужны тогда, когда обстоятельства дела по закону нельзя подтвердить иначе, или когда представленные копии различаются по содержанию. 

"Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов", - отметил ВС. Однако все это не учли в апелляции. 

ВС привел и другой аргумент: одно то, что подтверждающих расходы документов нет, еще не говорит о том, что судрасходы взыскать не получится.

Само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на представителя и не может служить основанием для отказа во взыскании этих расходов в разумных пределах - поскольку адвокат, с которым было заключено соглашение, действительно участвовал в разбирательстве, указали в гражданской коллегии. 

В итоге ВС счел отказ в компенсации расходов на адвоката неправомерным и отправил дело в части взыскания расходов на представителя на новое рассмотрение в апелляцию.

*Имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Право.ru

 

​Осуждённый работал в колонии, а местная бухгалтерия вычитала из его зарплаты деньги в погашение уголовного штрафа. Человек вышел на свободу в уверенности, что долг выплачен, но обнаружил, что деньги ушли не туда и он невыездной.

Если приставы не по адресу перечислили деньги, которые поступили от должника, – это проблемы приставов, а не должника, напомнил Верховный суд. Обязанность погасить долг считается исполненной, если на депозитный счет поступило достаточно денег. Такие указания ВС дал в деле Игоря Филатова*, которого в 2011 году приговорили к лишению свободы и штрафу в 50 000 руб. В колонии Филатов работал, бухгалтерия вычитала деньги из зарплаты, и в 2015 году долг был погашен. Филатов вышел по УДО, и в марте 2016 года подал заявление в УФМС о выдаче заграничного паспорта, но ему отказали из-за того, что исполнительное производство не остановили. Должник предоставил все документы из колонии, что деньги перечислены, и вновь пошел за документом, но вступил в силу новый запрет. В службе приставов Филатову объяснили, что он должен 19 664 руб.

Оказалось, что эти деньги были перечислены ООО «Доминик» по другому исполнительному производству. Должник с этим не согласился и отправился в суд. По мнению Филатова, приставы ошиблись и отправили средства не на тот счет, ведь уголовный штраф надо было погасить в первую очередь. Истец напомнил положения п. 1 ст. 111 о четырех очередях взыскателей:

- в первую очередь выплачиваются алименты, компенсация вреда здоровью, морального вреда или связанного со смертью кормильца, возмещение ущерба, причиненного преступлением;

- во вторую очередь – требования по оплате выходных пособий и зарплат по трудовому договору, вознаграждения авторам;

- в третью – долги по налогам и сборам;

- в четвертую – все остальное.

С этими доводами согласился районный суд. Он отменил запрет на выезд и обязал пристава закончить исполнительное производство по уголовному штрафу.

Его решение отменил Мурманский областной суд, занявший сторону приставов (определение № 33а-2499-2017). По его мнению, фактическое исполнение означает передачу средств непосредственно взыскателю. Уголовный штраф уплачен не полностью – а значит, нет причин прекращать исполнительное производство. Приставы, в свою очередь, приняли все меры, чтобы «выяснить обстоятельства удержания средств с должника и перечислить денежные средства на различные счета». 

Ответил Верховный суд, который рассмотрел жалобу Филатова. Должник не может нести ответственность за ошибки приставов, которые неверно распределили полученные деньги, указала административная коллегия ВС. Осуждённый полностью выплатил штраф, как подтвердила колония. А значит, приставы должны были прекратить производство и разрешить выезд за границу.

*Имена и фамилии участников спора изменены редакцией

Право.ru

 

Закон позволяет заключать сделку как письменно, так и устно. Но если одной из сторон причинен ущерб, можно ли его взыскать при наличии только устного соглашения? ВС разобрался в вопросе на примере конкретной ситуации.

Артем Садовничий* оставил свой автомобиль КАМАЗ в боксе ремонтной мастерской Сергея Павлова*, своего знакомого. О том, что машину можно держать в помещении, Садовничий и Павлов договорились по телефону. В боксе произошел пожар, и автомобиль сгорел. Тогда его владелец потребовал от собственника помещения возместить ущерб в размере 1 млн.

В первой инстанции ему отказали. Суд обосновал свою позицию тем, что стороны не заключали договор хранения в письменной форме и ответчик не принимал на себя обязательств относительно автомобиля. Кроме того, отметили в суде, не было никаких доказательств нарушения ответчиком правил пожарной безопасности или его вины в возникновении пожара. Так что возложить на Павлова ответственность за последствия пожара нельзя. В апелляции согласились с таким подходом.

Когда обязательно соблюдение простой письменной формы сделки?

– Для любых сделок между юридическими лицами.

– Для сделок между физическими и юридическими лицами.

– Для сделок между физическими лицами (не выступающими в качестве предпринимателей), если сумма сделки превышает не менее чем в 10 раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

– Сделки, для которых законодатель предусмотрел обязательную простую письменную форму вне зависимости от суммы и сторон сделки (договор поручительства, кредитный договор, договор купли-продажи недвижимости, договор аренды, договор найма жилого помещения, договор страхования и др.). 

Однако коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Сергея Асташова заключила, что позиция судов ошибочна (дело № 66-КГ18-9). По договору хранения одна сторона обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной, и возвратить ее в сохранности, напомнил ВС ст. 886 ГК. При этом в случаях, указанных в ст. 161 ГК, договор хранения должен быть заключен в простой письменной форме, но договор может быть и устным.

"Если иное прямо не предусмотрено законом, несоблюдение простой письменной формы не влечет недействительности договора, а лишь ограничивает стороны в средствах доказывания", – указал Верховный суд в определении по делу.

Так, использовать свидетелей для подтверждения сделки и её условий при устном соглашении нельзя – но можно приводить письменные и другие доказательства. Также при договоренности на словах стороны по-прежнему имеют право ссылаться на свидетельские показания при споре о тождестве вещи, принятой на хранение, и возвращенной вещи. 

При этом недействительным без простой письменной формы договор будет в случаях, когда это прямо предусмотрено законом или соглашением сторон.

Что должен выдать хранитель при заключении письменного договора хранения?

– Сохранную расписку, квитанцию, свидетельство или другой документ, подписанный хранителем.

– Номерной жетон (номер), иной знак, удостоверяющий прием вещей на хранение, если такая форма подтверждения приема вещей на хранение предусмотрена законом или иным правовым актом либо обычна для данного вида хранения.

ВС обратил внимание, что ответчик не оспаривал, что машина истца находилась в его здании и признавал, что в телефонном разговоре он позволил пользоваться боксом. Но эти обстоятельства суд не учел, делая вывод о том, что договорных обязательств не было вообще. Кроме того, в сложившейся ситуации именно ответчик должен доказать, что исполнял обязательства надлежащим образом. То есть сам Павлов, как собственник здания, в котором произошёл пожар, должен был доказать, что не виноват в причинении ущерба. Дело в итоге отправили на новое рассмотрение в апелляцию (еще не рассмотрено). 

Необходимая в определенных случаях нотариальная форма сделки не может быть заменена никакой иной формой, предупреждают юристы: несоблюдение нотариальной формы приводит к признанию сделки ничтожной (п. 3 ст. 163 ГК).

      Ирина Кондратьева

Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга признал законным отказ адвоката не явиться на допрос в качестве свидетеля по делу его клиента. 

В постановлении от 10 августа 2018 года Смольнинский райсуд Петербурга признал вызов на допрос защитника незаконным и отказался его штрафовать. 

Речь шла об уголовном деле о подделывании документов для получения ипотечного кредита. 

Адвоката хотели допросить по вопросу местонахождения его клиентки, однако на допрос он не явился. 

Дознаватель направил защитнику повестку и получил в ответ заявление о невозможности допроса адвоката в качестве свидетеля по уголовному делу в связи со статусом. 

В результате был составлен протокол о нарушении ст. 188 УПК (неявка на допрос без уважительной причины), что по ст. 117 УПК (о неисполнении процессуальных обязанностей участниками уголовного производства) наказывается штрафом до 2,5 тыс. руб.

Дознаватель обратился в суд. 

Адвокат и его защитники сослались на прямой запрет допроса адвоката по обстоятельствам уголовного дела, установленный УПК РФ и другими законами.

Смольнинский районный суд с доводами защиты согласился и признал неявку на допрос обоснованной. В наложении на адвоката денежного взыскания было решено отказать.

Источник: https://www.ugpr.ru/news/2289-sud-zashchitil-advokatskuyu-taynu

Раздел имущества – дело непростое. Одни суды учитывают расходы супругов на его приобретение, другие – стоимость этого имущества к моменту раздела. Кто-то исходит из того, что нужно избавляться от микродолей и отдать квартиру в одни руки. Противники такого подхода напоминают про конституционное право другого супруга на жилище.

Роман и Татьяна Катречкины* 17 лет прожили вместе, у них есть две дочери, одна из которых несовершеннолетняя. Семья приобрела земельный участок с жилым домом, однокомнатную квартиру за 2 800 000 руб. в кредит от ОАО "Сбербанк России" (с использованием 393 239 руб. материнского капитала) и автомобиль BMW X5 за 3 132 622 руб. в кредит от ЗАО "ЮниКредитБанк". Оба кредита еще не погашены. Право собственности на недвижимость зарегистрировано за Татьяной, на машину – за Романом. В июле 2015 года супруги решили развестись, и Роман обратился в суд, где просил разделить недвижимое имущество поровну, а автомобиль передать ему с выплатой бывшей жене компенсации за принадлежащую ей долю. Впоследствии Роман уточнил иск и попросил рассчитать компенсацию с учётом выплат по двум кредитам (за квартиру и машину), которые он производил единолично после прекращения брачных отношений.

Татьяна подала встречный иск, полагая, что при разделе совместно нажитого имущества должны быть учтены интересы их дочерей, которые остались с ней. Женщина просила передать в ее собственность квартиру, признать за ней право на 2/3 земельного участка с домом, а за это "повесить" на нее оба кредита. Экс-мужу она предложила отдать автомобиль и 1/3 участка с домом. 

Всеволожский городской суд Ленинградской области поделил земельный участок с домом и квартиру поровну, машину отдал экс-супругу и обязал его выплатить бывшей жене 884 500 руб. компенсации. Обязательства перед "Сбербанком" по оплате долга суд оставил за обоими заявителями. 

Ленинградский областной суд перешел к рассмотрению спора по правилам суда первой инстанции, отменил ранее вынесенное решение и принял новое. Он указал: кредит за квартиру выплачивала только Татьяна, с ней остались оба ребенка, квартира однокомнатная и малогабаритная, у бывших супругов сложились неприязненные отношения, а значит, совместное пользование квартирой невозможно. Поэтому суд признал за Татьяной право собственности на 21/25 доли в однокомнатной квартире и по 2/25 доли отдал каждой из дочерей. Суд поделил земельный участок с домом поровну между экс-супругами, взыскал с Татьяны в пользу Романа половину выплаченных в период брака денег за квартиру (это 875 532 руб.), возложил на нее погашение кредитного договора перед "Сбербанком", предоставил Татьяне право потребовать у Романа вернуть ей деньги, выплаченные ею за машину после прекращения брака. За Романом суд признал право собственности на автомобиль, но обязал его отдать Татьяне половину выплаченных в период брака денег за машину (это 1 301 063 руб.).

Верховный суд отметил, что апелляция фактически оставила уточненный иск Романа без внимания и не дала ему никакой правовой оценки. ВС также не устроили присужденные сторонам суммы – в деле имеется экспертная оценка машины и квартиры, и при определении размера компенсаций суду следовало исходить из нее, а не из стоимости уплаченных кредитов. ВС указал: для раздела квартиры сначала нужно определить долю Романа, а затем стоимость этой доли. Апелляция определила эти доли равными, но не рассчитала стоимость самого имущества и доли сторон в этом имуществе в денежном выражении, поэтому фактически взыскала компенсации произвольно. Признавая за Татьяной право требовать с Романа все деньги, которые она выплатила банку за автомобиль после прекращения брака, апелляция не учла, что размер выплат должен быть пропорционален присуждённым долям. 

В итоге ВС отменил апелляционное определение в части взыскания с Татьяны в пользу Романа 875 532 руб. в счёт компенсации половины квартиры, взыскания с Романа в пользу Татьяны 1 301 063 руб. в счёт компенсации половины машины, признания за Татьяной права требовать с Романа выплаченных ею денег за машину после прекращения брака, и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию. В остальной части определение суда осталось без изменений (№ 33-КЛ8-3).

Алина Михайлова

Высшая инстанция указала, что на клиентов медучреждений распространяется закон о правах потребителей и, следовательно, медики должны своевременно предоставлять клиентам всю достоверную информацию об услугах, чтобы у пациента была возможность правильного выбора. При этом такое положение распространяется как на пациентов, оплачивающих процедуры, так и на тех, кто получает лечение по полису обязательного медицинского страхования, отмечает ВС РФ.

В Ассоциации юристов России уверены, что решение Верховного суда РФ поможет добиться большего порядка и уважения к пациенту в отечественной медицине.

Суть конфликта

В суд обратился житель столицы, который планировал установить имплантанты в «Национальном медико-хирургическом центре им. Н.И. Пирогова».

Стороны заключили договор на проведение лечения с последующим протезированием. Истец оплатил свыше 60 тысяч рублей за подготовку к имплантации и консультацию хирурга-стоматолога. Кроме того, после операции пациенту посоветовали удалить несколько зубов из-за инфекции, которая может помешать протезированию. Однако впоследствии врачи все же отказались восстановить зубной ряд, сославшись на выявленный у пациента хронический пародонтит, который является противопоказанием для установления дентальных имплантов.

Истец посчитал, что, таким образом, ему была оказана ненадлежащая медицинская помощь, так как его не предупредили, что имплантация невозможна без предварительного лечения пародонтита, однако зачем-то готовили к этой операции и взяли деньги за свои услуги.

Больница же претензии клиента посчитала необоснованными, указав, что все процедуры провели должным образом и вреда здоровью не причинили.

Чертановский суд Москвы в удовлетворении требований отказал, посчитав, что вина ответчика в причинении вреда здоровью истца и в оказании некачественных медицинских услуг не установлена.

Мосгорсуд оставил решение без изменения, сославшись на положения статьи 779 ГК РФ, регулирующие отношения по договору возмездного оказания услуг. Апелляционная инстанция указала, что истцу оказаны надлежащего качества медицинские услуги, на предоставление которых он добровольно дал согласие.

Но Верховный суд РФ счёл, что обе инстанции допустили существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Высшая инстанция указала, что районный суд ошибочно не учёл наличие между сторонами договорных отношений по поводу оказания платной медицинской помощи. В связи с чем на взаимоотношения клиента и больницы распространяются нормы закона о защите прав потребителей.

Такая же позиция отражена в пленуме ВС РФ (пункт 9 постановления от 28 июня 2012 года No 17), который разъяснил, что к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Однако суд первой инстанции не применил положения этого закона и отказал в иске, сославшись на неустановление нарушений со стороны ответчика, которые бы привели к негативному для истца результату.

Между тем закон о защите прав потребителей предусматривает иные условия и основания освобождения от ответственности, напоминает ВС.

Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 13 представитель услуг освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

Таким образом, обязанность доказать отсутствие ответственности должна быть возложена на ответчика, который в силу своей профессиональной деятельности обладает соответствующей компетенцией, подчеркивает ВС.

Однако суд почему-то возложил обязанность доказать такую взаимосвязь на истца, который не обладает знаниями о лечебном деле и медицине.

Кроме того, исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора, в том числе относительно заключения договора, уплаты стоимости либо отказа от этого (пункт 1 статьи 9 закона «О правах потребителей»), напоминает высшая инстанция.

«Таким образом, в качестве имеющего значение для разрешения спора обстоятельства в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК подлежал выяснению вопрос о том, была ли предоставлена истцу надлежащая информация о характере медицинской помощи, наличии противопоказаний для неё, о степени вероятности достижения желаемого результата и о риске неблагоприятных последствий», — указано в определении.

Дополнительно защитил права потребителей и пленум ВС, обязавший суды при рассмотрении споров о возмещении убытков, причинённых ему недостоверной или недостаточно полной информацией об услуге (товаре, работе) также исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках (пункт 44).

Следовательно, изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора (статья 12), отмечается в определении. 

Позиция ВС

Суд установил, что истцу сделали операцию, которая являлась подготовкой для установки имплантов и проводилась исключительно с этой целью, однако имеющиеся у него противопоказания не позволили впоследствии сделать протезирование.

При этом в материалах дела есть выводы экспертов, подтверждающих, что при планировании и подготовке ортопедического лечения с использованием имплантов лечащий врач должен учесть наличие таких заболеваний, как хронический генерализированный пародонтит и частичное отсутствие зубов.

Вопрос о том, мог и должен ли был ответчик до заключения договора на оказание платной медицинской помощи и получения денег с клиента установить наличие таких противопоказаний и сообщить об этом истцу, предупредив о возможности таких последствий и степени их вероятности, судебными инстанциями определён не был и не обсуждался.

Между тем, больница должна была в ходе процесса доказать, что истца до проведения синус-лифтинга предупредили о невозможности впоследствии установить импланты, либо то, что на этом этапе выявить противопоказания для имплантации было невозможно.

Кроме того, по мнению ВС, суды в спорном деле допустили нарушения принципа состязательности и равноправия сторон.

При вынесении решений районный суд и Мосгорсуд опирались на выводы экспертизы о том, что оказанные пациенту услуги соответствуют стандартам и нормам оказания стоматологической помощи, никаких дефектов от проведённых манипуляций специалисты не установили.

Между тем в рамках спора клиент указал на неполноту представленных экспертом материалов — он не стал оценивать возможность проведения имплантации — а самое главное, что специалист зависим по отношению к центру имени Пирогова и врачу, проводившему лечение.

В связи с чем пациент просил назначить повторную экспертизу, но суд ему в этом отказал, сославшись на то, что проводивший лечение врач в штате экспертного учреждения не состоит.

Истец однако представил документы, из которых следует, что проводившие исследование и давшие заключение эксперты ФГКУ «111 Главный государственный Центр судебно-медицинских и криминальных экспертиз» состояли либо состоят в служебных отношениях с заведующим отделением челюстно-лицевой хирургии ФГБУ «НМХЦ им. Н.И. Пирогова».

Судебные инстанции же не дали оценки этим обстоятельствам, равно как и доводам истца о том, что судебно-медицинская экспертиза проведена без первичных медицинских документов и бумаг, подтверждающих квалификацию экспертов.

ВС считает, что допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, поскольку привели к неправильному разрешению спора, и могут быть исправлены только путём отмены всех состоявшихся решений по делу. Таким образом, ВС направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Уважение к пациенту

«Можно только приветствовать такую правовую позицию Верховного суда России. Очевидно, что Верховный суд решил последовательно двигаться в сторону наиболее полной защиты прав граждан в их отношениях с медицинскими организациями. Надеюсь, что такой подход поможет добиться большего порядка и уважения к пациенту в отечественной медицине», — отмечает член Ассоциации юристов России адвокат Андрей Некрасов.

Он напомнил, что в 2012 году пленум высшей инстанции уже подробно разъяснил, что на отношения пациента и медицинской организации в полной мере распространяется действие закона о защите прав потребителей.

«С тех пор потребители-пациенты стали гораздо активнее и, что важнее, успешнее защищать свои права, в том числе и в судебном порядке.

Острым и дискуссионным на официальном уровне сейчас остаётся вопрос о применении Закона о защите прав потребителей именно к отношениям застрахованных по полисам ОМС пациентов, то есть всех граждан страны», — сказал Некрасов.

Он добавил, что также ещё нерешенным остаётся вопрос защиты пациентов организацией ведомственной медицины — системы МВД, Минобороны, МЧС и т.д.

Алиса Фокс

Дочка пошла в суд и просила признать ее наследницей квартиры умерших родителей. Решать проблему через суд ей пришлось потому, что гражданка пропустила положенный по закону шестимесячный срок для принятия наследства. Итог такого опоздания - нотариус отказался оформить ей квартиру отца и матери "в порядке наследования".

Этот спор начался с обращения гражданки в районный суд с иском к департаменту городского имущества. В иске была просьба "об установлении факта принятия наследства" после смерти отца и точно такой же факт принятия наследства, но после смерти матери. В суде истица рассказала, что является наследницей по закону после своих родителей. Других претендентов на наследство - нет.

Истица в суде так объяснила ситуацию с пропуском - она инвалид и не могла своевременно прийти к нотариусу. Срок, по ее мнению, пропущен по уважительной причине - из-за тяжелой болезни. Кроме этого гражданка заявила, что наследство она фактически приняла, как после смерти отца, так и после смерти матери. Ведь она сама живет в этой квартире и оплачивает все коммунальные услуги. Районный суд гражданку выслушал и в иске ей отказал. Апелляция - городской суд - с таким решением согласилась. Пришлось несостоявшейся наследнице дойти до Верховного суда РФ. По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, нарушения норм материального и процессуального права допустили оба суда - как районный, так и городской.

Вот что увидел в материалах дела высокий суд. Родители нашей истицы получили спорную квартиру в собственность в 1993 году. Точнее - они были сособственниками квартиры без определения долей. Оба были в этой квартире прописаны и прожили в ней до конца своих дней. Наследниками по закону после смерти отца стали его жена и дочь, а единственной наследницей после смерти матери - дочь. Она и пришла к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Но только в январе 2016 года. Постановлением нотариуса ей в выдаче свидетельства о праве на наследство было отказано "в связи с пропуском шестимесячного срока" после смерти отца. Отказ был мотивирован еще и тем, что гражданка "не предоставила документы, подтверждающие фактическое принятие наследства после смерти матери".

Точно установлено, что после смерти матери дочь к нотариусу не обращалась. В деле есть документ, что оплата коммунальных услуг за спорную квартиру всегда производилась аккуратно и долгов по ЖКХ нет. Пока была жива мать, платила она. После ее смерти - платила дочь.

Если наследник вступил во владение доставшимся ему имуществом, то считается, что он принял наследство

Районный суд решил дело так: родители были собственниками квартиры и при жизни их доли не были определены. Истица по этому поводу ничего не заявляла. Факт принятия женой наследства после смерти мужа "не установлен", права обладания дочери долей отца в три четверти квартиры также "не установлен". Из всего перечисленного райсуд делает витиеватый вывод: "требования в заявленном объеме при отсутствии других требований в отношении спорного недвижимого имущества не подлежат удовлетворению". Апелляция с правовым обоснованием отказа согласилась, а Верховный суд - нет.

Разъяснения Верховный суд начал с Гражданского кодекса. В его статье 1151 сказано, что имущество умершего считается выморочным, если нет наследников ни по закону, ни по завещанию. Или наследники есть, но они не имеют права наследовать, или отстранены от наследования, или никто из наследников наследства не принял.

В следующей статье того же кодекса - 1152-й - говорится, что для приобретения наследства наследник должен его принять. А в статье 1153 записано следующее: "Пока не доказано иное, наследник принял наследство, если он "совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства".

Например, если наследник вступил во владение или управление наследственным имуществом, если принял меры по его сохранению, защите имущества "от посягательств или притязаний третьих лиц", если производил за свой счет расходы на содержание имущества, оплатил за свой счет долги наследодателя или "получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства".

Наша истица попросила суд установить факт принятия ею наследства после смерти отца и такой же факт принятия после смерти матери. На это райсуд ответил - факт такой не установлен, так как доля в общем владении матери не выделена, поэтому в иске отказано. Но ведь доли в квартире и при жизни родителей не были выделены.

Верховный суд подчеркнул - это неправильный вывод, ведь законом не предусмотрено признание права собственности на имущество за умершим гражданином. Поэтому все решения по этому делу Верховный суд велел пересмотреть с учетом своих разъяснений.

Текст: Наталья Козлова. Российская газета - Федеральный выпуск №7646 (183)

Это не значит, что суд обязательно посадит гражданина за очень старые, пусть и страшные дела. Сначала человек предстанет перед судом, ответит за свои прошлые грехи, а потом отдельно будет решаться вопрос, освобождать его или нет от наказания. 

В обычных ситуациях срок давности применяется автоматически. Например, нельзя прийти к человеку через два года и обвинить его в преступлении небольшой тяжести. Если же некто совершил тяжкое преступление, то через десять лет обвинение уже никто не предъявит. Ловить и наказывать надо было раньше.

Но по статьям, где предусмотрена высшая мера наказания, то есть пожизненный срок, вопрос, сажать или нет по истечении сроков давности, находится в исключительной компетенции суда.

На практике возникла коллизия: как быть, когда в старом преступлении обвиняется женщина или пожилой мужчина? По закону пожизненное заключение к ним не применяется. Значит ли это, что и сроки давности надо применять автоматически?

С одним из подобных дел недавно пришлось разбираться Верховному суду. Жительница Московской области Н. в начале нулевых совершила убийство. Много лет она была в розыске, а потом истекли сроки давности и женщина нашлась. Статьи, которые ей вменили, предусматривали в том числе пожизненное заключение. Однако вечный срок, естественно, женщине не грозил, потому что она женщина. Поэтому нижестоящие суды автоматически применили срок давности и закрыли дело.

Сколько бы времени ни прошло, человек должен предстать перед судом за особо страшное преступление

С таким решением не согласились ни прокуратура, ни потерпевшие. "Судом также не учтены обстоятельства совершения Н. особо тяжкого преступления из корыстных побуждений, последствиями которого явилась смерть А., не приняты во внимание характеризующие данные о личности Н., которая ранее трижды привлекалась к уголовной ответственности за совершение умышленных преступлений, отбывала наказание в виде лишения свободы, не учтены выводы экспертов в акте судебной психологической экспертизы, согласно которым Н. является алчной, циничной, расчетливой, самовлюбленной, эмоционально нечувствительной к другим людям, при задевании ее чувств проявляет агрессию, легко идет на обострение конфликта, вспыльчива, обидчива, злопамятна", - написал прокурор в своей жалобе.

Потерпевшие в свою очередь подтвердили, что время не зарубцевало их раны. Тем более что они много раз просили правоохранителей принять меры к розыску и задержанию Н., кто теперь виноват, что время ушло?

Верховный суд, изучив материалы, отменил постановление о прекращении уголовного дела. А сам пример включен в обзор судебной практики с детальными разъяснениями. Как пояснили в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда, совершение лицом преступления, за которое предусмотрено пожизненное заключение, свидетельствует о его высокой общественной опасности, поэтому в отношении его применяются иные правила, касающиеся сроков давности.

"Сроки давности введены в большинстве юрисдикций по той причине, что акт преступления утрачивает социальную актуальность по истечении большого периода времени, в результате чего меры уголовной ответственности не будут иметь должного профилактического эффекта и не обеспечат надлежащей социальной справедливости, - говорит руководитель Ассоциации безопасности бизнеса Александр Хуруджи. - Однако наиболее тяжкие, громкие преступления оставляют в памяти общественности неизгладимые негативные последствия, которые не может полностью нивелировать и длительный срок. Время не все смывает и прощает. Поэтому норма права в УК РФ, которая не вводит срок давности за особо тяжкие преступления, вполне обоснованна".

Текст: Владислав Куликов. Российская газета - Федеральный выпуск №7650 (187)